13:12 

Костюмы из фильма "Багровый пик"

Viperidae Crotalus
Такий він весь тонкий, голубокровий, інтелектуальній, лінивий і йобнутий (с)
Костюмы из фильма "Багровый пик" (2015).
Режиссёр: Гильермо дель Торо
В главных ролях: Миа Васиковска, Джессика Честейн, Том Хиддлстон.
Художница по костюмам: Кейт Хоули.


Интервью с Кейт Хоули: Багровый пик (2015)

Какую задачу перед вами поставил режиссер?

Ещё в самом начале съемок он четко разграничил два мира, в которых происходит действие. Первый — Аллердейл в Великобритании. Там царит атмосфера голода, холода и распада, атмосфера прошлого. Чтобы усилить контраст, Гильермо попросил сделать второй мир, город Буффало, солнечным, излучающим богатство и достаток. Здесь уже вовсю торжествует новый индустриальный век, будущее. И я увидела эти два мира будто бы соединёнными маленькой дверцей. Костюмы отражают архитектуру и волшебную, сомнамбулическую атмосферу готической романтики. Состоятельность и богатство персонажей, населяющих Буффало, показаны с помощью насыщенной золотой палитры. Аллердейл, старый и увядающий, наоборот, насыщен голубыми, застывшими тонами. Когда зритель переходит из Буффало в Аллердейл, он будто снимает розовые очки. И видит, как рассыпаются прахом романтические фантазии о семье Шарп. Их одеяния, некогда богатые, несут печать старости и одряхления, будто бы они — пришельцы из другой эпохи и к современному миру не имеют никакого отношения.

Поскольку сам фильм — это фэнтези, дало ли это больше свободы в подходе к дизайну костюмов или вы пытались сделать их как можно более аутентичными?

Ткани, которые мы использовали для костюмов — шелк, бархат, блестящий атлас — точно такие же, как и те, что использовались сто лет назад. Но когда мы работали над силуэтами костюмов, то решили отойти от исторических пропорций в сторону намеренного преувеличения некоторых деталей: в первую очередь это касалось рукавов нарядов Эдит (Миа Васиковска) или шлейфов платьев, которые мы сделали в три раза длиннее реальных. Из-за этого в костюмах появляется что-то театральное. Мне кажется это больше соответствовало готическому, романтическому настроению драмы.

Были какие-то неожиданные сложности, с которыми вы столкнулись на съемочной площадке?

Съемки — это всегда сложный процесс. «Багровый пик» стал для меня первым фильмом, пусть и фантастическим, связанным с конкретным историческим отрезком. Это предполагает комплексный подход к внешнему виду героя, который складывается из огромного количества деталей: шляп, перчаток, сумок, нижнего белья, корсетов — все это нужно иметь в голове, ничего не упуская. Невозможно, например, игнорировать многослойность нарядов, потому что она задает необходимый силуэт.

Мужские и женские костюмы были в основном сшиты вручную и украшены вышивками, на которые мастера потратили много часов. Многие костюмы были изготовлены в нескольких экземплярах, потому что безвозвратно погибали из-за пятен глины, крови, снега и прочего. И все же по возможности вещи чинили, перекрашивали, чистили, а это небыстрый процесс.

Как велась работа по подготовке гардероба актеров?

Мне потребовался месяц для изучения темы, так сказать, "личного расследования", на основе которого я собрала мудборд, в который, как сорока, собирала все идеи от и до, и смогла сделать эскизы. Когда собираешь идеи, на нужную мысль может навести вообще все, что угодно - лицо в толпе, увиденный ландшафт. Помню, как увидела в парке на скамейке напротив пожилую леди, похожую на фею - белые туфли "мэри-джейн", кружевные чулки, белый макинтош, седые волосы. Ее образ буквально застрял в моей голове, и я использовала его в качестве основы для костюма героини в фильме.

За сбором материала и созданием экскизов последовали пять месяцев изготовления костюмов и три месяца съемок. В процессе подготовки мы с дель Торо отсмотрели множество картин викторианской эпохи, изучили творчество художников периода символизма, а также характерные особенности моды, которые утрировали в гардеробе героинь.

Викторианская эпоха - эпоха "траурной" моды, поэтому в рамках ее канонов главная героиня носит в волосах ленты своей умершей матери, ее же драгоценности, а еще пояс, сплетенный из ее волос. При этом ее наряды отделаны цветами, вырезанными из антикварного бархата, и траурными викторианскими кружевами и сочетаются с винтажными драгоценностями. С другой стороны, на меня повлияла и эстетика архитектурных шедевров из осенних коллекций Alexander McQueen и Oscar de la Renta в готическом настроении. Все свои идеи я презентовала режиссеру, и если он давал добро, мы тут же приступали к работе.

Вещи, которые герои носят в Буффало, словно источают золотое сиянием, блеск. Героиня Мии Васиковской появляется там в легких кружевах - сначала кремового цвета, а потом сочного оранжевого. Зато пребывая в Англии, герои носят холодные оттенки из палитры ледяного синего: у Томаса - синий бархатный костюм, у Люсиль синее платье. Таким образом, они как бы "сливаются с местностью", становятся частью своего разваливающегося, буквально умирающего дома, в котором они прожили долгие годы.

Когда создаешь фильм в невероятном жанре готического романа, одна выбивающаяся деталь может разрушить все впечатление. Под руководством режиссера Гильермо Дель Торо художники получили полную свободу, чтобы сделать происходящее фантастически правдоподобным.
Создавая исторические костюмы для героини «Багрового пика» Люсиль Шарп, дизайнер Кейт Хоули совмещала практичность и стиль, требующиеся этой роли.
Хоули нужно было создать платья, отражающие физическое состояние и символизм трех-с-половиной-этажного дома, выступающего в роли декораций. Не зря же Дель Торо назвал поместье «еще одним героем фильма, заставляющим его обитателей задыхаться».
При разработке костюмов Хоули столкнулась с различными проблемами, например, как сделать так, чтобы очень дорогая в производстве одежда выглядела уместно в весьма скромных интерьерах.

По мере того, как продвигался процесс строительства декораций, съемочная площадка использовалась как полноразмерный кукольный домик – в коридоры приносился манекен и так проверялось, как костюмы сочетаются с обстановкой.
Дом полон скрытых намеков – даже в рисунке обоев таится послание. Хоули решительно не хотела уступать в количестве деталей.
«Я хотела наполнить символизмом костюмы героев, которых создал и развил Гильермо. Но при этом сделать так, чтобы они не терялись в доме». Архитектурные детали стали толчком, но основой всему стал сценарий."


Кейт Хоули о своей работе

"Викторианская эпоха - эпоха "траурной" моды, поэтому в рамках ее канонов главная героиня носит в волосах ленты своей умершей матери, ее же драгоценности, а еще пояс, сплетенный из ее волос. При этом ее наряды отделаны цветами, вырезанными из антикварного бархата, и траурными викторианскими кружевами и сочетаются с винтажными драгоценностями. С другой стороны, на меня повлияла и эстетика архитектурных шедевров из осенних коллекций Alexander McQueen и Oscar de la Renta в готическом настроении. Ключевая идея, на которой основывалась вся работа над костюмами, - это цветовые коды.

Мы как бы создаем визуальный язык, некий символический цветовой код, так что каждая деталь в фильме - часть этого кода. На платье Люсиль, например, можно заметить сплетающиеся ветви, покрытые листвой, желуди - это символы осени, за которой следует зима - пора умирания.

На платье Эдит цветут цветы и порхают бабочки. Цветы - это символ плодородия, противоположного смерти. Когда Эдит влюбляется в англичанина сэра Томаса Шарпа, идеального романтического героя, на ее платье начинают расти цветы. Когда же она едет с ним в Англию, то романтизм постепенно уступает место реализму."

Действие разворачивается в конце 1890-х - начале 1900-х гг., однако Люсиль, героиня Джессики Честейн, старомодна, она носит платья по моде конца 1870-х гг.
Работая над костюмами, Кейт обращалась к известным музейным собраниям. Так, например, красное платье Люсиль, в котором она музицирует на приёме, отделано по спине сложной фактурной шнуровкой, так же, как американское платье из собрания музея Метрополитен, датированное 1877 годом.











Интервью с К.Хоули

Каждый раз, когда агент сообщает мне о новом проекте, я буквально молю: "Пожалуйста! Скажите, что это будут платья!" И вот наконец свершилось! - хохочет Кейт - которая создавала для нас образы из боевиков "Тихоокеанский рубеж", "Грань будущего" и "Отряд самоубийц", в процессе работы подробно изучая хроники военных лет. Тем яснее, почему работа над костюмной драмой дель Торо стала для нее буквально глотком свежего воздуха:

Гильермо дель Торо охарактеризовал мне кинокартину как оду викторианской готике, потому я сразу согласилась, тем более, что он для меня - настоящий наставник и вдохновитель, работа с ним - это как вальс, как настоящая поэзия!

Поговаривают, дель Торо пригласил Кейт в свою команду именно потому, что давно пристально наблюдал за ее профессиональными успехами в киноиндустрии, куда она, кстати, попала благодаря режиссеру, с которым работала еще в оперном театре.

Впервые я встретилась с дель Торо в качестве сценариста "Хоббита" в Новой Зеландии, когда он готовился к съемкам этой картины. Я рисовала эскизы костюмов персонажей трилогии, но поработать в проекте мне так и не довелось. Зато познакомилась с великим дель Торо! Не успели мы начать обсуждать концепцию фильма, как сразу же сразу нашли общий язык - а все потому, что разговорились о моей коллекции из 600 книг, которая всегда со мной. Это моя "переносная библиотека".
Кейт действительно повсюду возит с собой необходимые ей для работы книги, занимающие несколько тяжелых чемоданов. К слову, они пригодились ей и когда дель Торо пригласил ее в свой проект "Тихоокеанский рубеж", а спустя два года им вновь довелось поработать вместе.

Я уже знала, на что шла, когда соглашалась вновь поработать с ним. Так что сразу же дала ответ - просто прочла сценарий, и мы сразу приступили к работе.

Что вас привлекло в новой идее Гильермо дель Торо?

Я обожаю хорроры, готические сказки братьев Гримм, я же выросла на них! Мне очень близка и понятна эта эстетика. Ну и, конечно, интересен сам сюжет фильма - он рассказывает историю Эдит Кушинг (чью роль исполняет Миа Васиковска) - юной богатой девушки, которая живет со своим отцом в Буффало в штате Нью-Йорк. В растущем мегаполисе грунтовые дороги быстро сменяются мощеными улицами, а коляски - автомобилями. В это время сюда приезжает сэр Томас Шарп из Англии в исполнении Тома Хиддлстона. Английский аристократ переживает трудные времена - вместе со своей сестрой леди Люсиль Шарп (в исполнении Джессики Честейн) он пытается взять банковский кредит на развитие угольной шахты, которая находится аккурат под их особняком.

И вот тут самое интересное - глина из шахты просачивается на поверхность сквозь снег и окрашивает его в кровавый цвет. Отсюда и название холма на котором стоит особняк, - Багровый пик. Эдит влюбляется в аристократа и едет в Англию в качестве его супруги, где она встречается с тайнами своего нового ветхого разваливающегося дома.

Как велась работа по подготовке гардероба актеров?


Мне потребовался месяц для изучения темы, так сказать, "личного расследования", на основе которого я собрала мудборд, в который, как сорока, собирала все идеи от и до, и смогла сделать эскизы. Когда собираешь идеи, на нужную мысль может навести вообще все, что угодно - лицо в толпе, увиденный ландшафт. Помню, как увидела в парке на скамейке напротив пожилую леди, похожую на фею - белые туфли "мэри-джейн", кружевные чулки, белый макинтош, седые волосы. Ее образ буквально застрял в моей голове, и я использовала его в качестве основы для костюма героини в фильме.

За сбором материала и созданием экскизов последовали пять месяцев изготовления костюмов и три месяца съемок. В процессе подготовки мы с дель Торо отсмотрели множество картин викторианской эпохи, изучили творчество художников периода символизма, а также характерные особенности моды, которые утрировали в гардеробе героинь.

Викторианская эпоха - эпоха "траурной" моды, поэтому в рамках ее канонов главная героиня носит в волосах ленты своей умершей матери, ее же драгоценности, а еще пояс, сплетенный из ее волос. При этом ее наряды отделаны цветами, вырезанными из антикварного бархата, и траурными викторианскими кружевами и сочетаются с винтажными драгоценностями. С другой стороны, на меня повлияла и эстетика архитектурных шедевров из осенних коллекций Alexander McQueen и Oscar de la Renta в готическом настроении. Все свои идеи я презентовала режиссеру, и если он давал добро, мы тут же приступали к работе.

По какому принципу создавались костюмы героев? Важна была их историческая точность или символическая функция?

Ключевая идея, на которой основывалась вся работа над костюмами, - это цветовые коды. Здесь очень важную роль играет цвет - он практически выступает одним из главных героев фильма. Буффало и Аллердале - два основных места действия в картине, олицетворяющих Новый свет и Старый свет.

Вы заметите - когда действие разворачивается в богатом процветающем Буффало в штате Нью-Йорк, на экране преобладают теплые золотистые оттенки, в то время как Аллердале в Северо-Западной Англии - олицетворение вечной зимы, поэтому когда мы перемещаемся туда, нас встречает палитра с преобладанием оттенков синего.

Та же логика прослеживается и в гардеробе героев?

Именно! Вот почему все вещи, которые герои носят в Буффало, словно источают золотое сиянием, блеск. Героиня Мии Васиковской появляется там в легких кружевах - сначала кремового цвета, а потом сочного оранжевого. Зато пребывая в Англии, герои носят холодные оттенки из палитры ледяного синего: у Томаса - синий бархат костюм, у Люсиль синее платье. Таким образом, они как бы "сливаются с местностью", становятся частью своего разваливающегося, буквально умирающего дома, в котором они прожили долгие годы.

Мы как бы создаем визуальный язык, некий символический цветовой код, так что каждая деталь в фильме - часть этого кода. На платье Люсиль, например, можно заметить сплетающиеся ветви, покрытые листвой, желуди - это символы осени, за которой следует зима - пора умирания.

А на платье Эдит?

На нем цветут цветы и порхают бабочки. Цветы - это символ плодородия, противоположного смерти. Когда Эдит влюбляется в англичанина сэра Томаса Шарпа, идеального романтического героя, на ее платье начинают расти цветы. Когда же она едет с ним в Англию, то романтизм постепенно уступает место реализму. В фильме очень реалистично изображен процесс умирания, загнивания дома, в котором живут герои.

Значит Эдит олицетворяет бабочка?

Канарейки. Именно так я ее вижу - канарейка в темной шахте. Поэтому в ее нарядах так много золотого.

Какой среди ее нарядов - ваш любимый?

Наверное, это ее ночная сорочка, - традиционное кружевное белое платье героини готического романа.

Как вы охарактеризовали для себя дом, в котором происходит действие? Ведь это именно он подчиняет себе особенности выбора костюмов?

Да, все верно. В этом смысле на дель Торо повлияла эстетика Джейн Эйр, "Невеста Франкенштейна" и "Логово дьявола" Роберта Уайза, поэтому он представлял себе этакий дом с привидениями. Сначала планировали найти готовое здание, но потом решили отстроить дом с нуля специально для съемок. Важно было, чтобы герои, их внешний вид, их характеры и сам дом стали как бы единым целым, живым организмом. И этот дом для меня действительно словно живой. Например, глина просачивается сквозь трещины в его стенах, создавая впечатление, что они кровоточат. Или возьмем слово "страх", которое звучит на протяжении фильма. Его можно разглядеть в узорах на обоях.

Приходилось ли идти на компромисс, когда вы не получали желанного режиссерского отклика на какие либо из идей?

Режиссер напоминал мне, чтобы я постоянно держала в голове, что это готический хоррор, а не эпизод из реальной жизни.

А в работе с актерами?

В процессе работы я много консультировалась и с актерами, чтобы они не чувствовали себя под давлением. Были некоторые моменты, когда они с чем-то не соглашались, например, по поводу утрированной пышности рукавов. Я даже начала было думать - может быть, я переусердствовала? Но дель Торо упокоил меня - это необходимо в рамках идеи фильма. Именно такими рукава и должны быть. Это же кино!

Источник















Образ Томаса

Во время создания персонажа Томаса я отталкивалась от костюмов «рок-звезд» викторианской эпохи — романтичных и тёмных персонажей: соблазнившего десятки женщин лорда Байрона и Хитклиффа (персонаж «Грозового перевала» Эмили Бронте. — Прим. ред.). Также я использовала образ с картины Каспера Давида Фридриха «Странник над морем тумана», на которой виден красивый силуэт мужчины. Когда я её показала Тому, он засмеялся, что живопись появляется в каждом его фильме. Его персонаж носит классические сюртук и жилет, однако их контуры обманчивы: они на самом деле длиннее и тоньше. Мы сделали свободнее его воротник и ужали некоторые элементы, как этого хотел Гильермо. В точности как и у Люсиль, оказавшейся в залах Аллердейла, мы со временем начинаем замечаем старость и дряхлость костюма, который в мире Буффало казался загадочным и чарующим.
Материалы я выбирала соответствующие эпохе. Прежде всего это были вельвет и парча для жилетов. Думаю, что секрет привлекательности Тома в том, как он носит вещи, а также в небольших изменениях их покроя. Пришлось много времени потратить на штаны, чтобы они начали обтягивать его заднюю часть. На самом деле в те времена штаны были свободнее, но мы изменили форму, чтобы Гильермо получил желаемый силуэт. Всё, что носят Томас и Люсиль, сшито вручную.














Образ Эдит

Мои костюмы раскрывают природу эмоциональных переживаний персонажей и символизируют центральный смысл их характеров.
Хрупкость красоты Эдит подчеркивается её платьями, она воплощает золотую бабочку, которую Люсиль хочет заполучить в свою коллекцию. Первая часть фильма рассказывает о лете, поэтому все цвета и тона выдержаны в золоте и благородном табачном оттенке, мы накладывали слой за слоем, чтобы добиться атмосферы изобилия. Как только Эдит влюбляется в Томаса, её силуэт начинает видоизменятся, она расцветает. Цветы - это символ плодородия, противоположного смерти.Рукава начинают набухать, число слоёв одежды увеличивается, цветы становятся более насыщенными. В одеянии Эдит мы использовали тему цветов — пока она в Буффало, цветы на ее одежде кажутся маленькими, но они увеличиваются и цветут вместе с героиней.



















Образ Эдит. Аллердейл

Когда она покидает Буффало и становится заложницей дома в Аллердейле, её одеяние преображается согласно давящей, мрачной атмосфере поместья: на платьях появляются высокие воротники, они становятся белыми, почти прозрачными, как одеяния призрака.
Романтизм постепенно уступает место реализму. В фильме очень реалистично изображен процесс умирания, загнивания дома, в котором живут герои.
Я вижу Эдит "канарейкой в темной шахте". Поэтому в ее нарядах так много золотого.













Ночная сорочка Эдит

Кроме кружев и фурнитуры ручной работы, команда Хоули потратила немало сил на плиссировку ткани для костюмов Эдит – например, знаменитой ночной сорочки. «У нас не было другого способа показать то сочетании хрупкости и силы, что является основополагающим для этого персонажа. Чем дольше Эдит остается в доме, тем больше она тает, лишается ярких красок. Но даже будучи пойманной бабочкой, она не теряет своей внутренней силы – рукава ее одежды, ее крылья, всегда впечатляют».













Красное бальное платье Люсиль.

"Гильермо дель Торо давал вам какие-нибудь конкретные рекомендации по будущим костюмам?
Гильермо очень серьёзно относится к цветовому оформлению фильма. У нас были чёткие правила на использование каждого цвета в каждом отдельном эпизоде. Например, практически во всех сценах запрещалось использовать красный. Однако потом Гильермо сказал, что ему нужна капля крови в Буффало, и в фильме появилось красное платье Люсиль, которое надето на ней в сцене бала. Визуально оно становится первым сигналом к надвигающейся опасности."

Для большей выразительности мы пренебрегли историческими условностями и представлениями о дресс-коде. В сцене бала в Баффало Люсиль одета в платье из багрового атласа точно такого же кроя, как и то темно-синее с черной отделкой, в котором она появляется в сценах в Аллердейл Холле. То есть в родном поместье с нее как бы спадает пелена, обнаруживающая ее темную сторону. Она выглядит старше и отталкивающе под стать своему разрушающемуся дому.











Бархатный синий наряд Люсиль.

«Люсиль привязана к этому дому. В одной из своих реплик она подтверждает, что никогда не покинет его. Разглядывая засохший плющ, она говорит: “Ничего больше не растет здесь”. Так мы начали делать листья». Кейт и ее команда дизайнеров в ручную окрасили и склеили сотни вытянутых желудей, напоминающих когти.
Кейт создала изысканную, впечатляющую и объемную гирлянду из листьев, опираясь всего на один элемент декора. Она оплетает платье Люсиль как лоза – как защита… или как удавка.
Шесть человек создавали листья из одного мотка проволоки. Каждая ветка и переплетение скреплены и прошиты вручную в соответствии с дизайном. По словам Хоули на создание каждого листочка уходило около шести часов.
«Мы создали эту лозу таким образом, чтобы ее можно было снять целиком и прикрепить к другому платью». Это оправдывало затраченные усилия, ведь Люсиль носит это украшение почти весь фильм.
Уместность платья подчеркивается тремя разными турнюрами. «Они различаются по длине… Это подчеркивает неразрывную связь с домом».
Хоули также пришлось создавать одежду, подвергающуюся различным испытаниям – грязи, крови, снегу и дождю. «С Гильермо не бывает полумер». Кейт выбрала для костюмов бархат, потому что он обладает свойством будто светиться в мрачной атмосфере фильма. «И это историческая ткань, с которой легко работать».
Хоули и ее команде пришлось крайне прагматично подойти к вопросу распределения работы, чтобы уложиться в бюджет. Вместе с помощником Рене Фонтана они превратили мастерскую в настоящий цех, где можно было выполнять любую работу, в частности, по ручной плиссировке ткани и созданию аппликаций.
В этом фильме сочетается многообразие фирменного стиля режиссера, исторической достоверности и силы воображения.
«Дель Торо вкладывает очень многое в визуальный аспект». Это относится к цветовым палитрам, силуэтам, историческим отсылкам. «Если вам кажется, что в чем-то скрыт символ, но скорее всего так все и есть».

«Мы решили, что сделаем столько, сколько сможем и даже больше. Мы создавали различные мелочи, фурнитуру, собственные материалы. Для начала мы обратились к викторианскому кружеву, но оно оказалось недостаточно тяжелым и детализированным для наших целей. Пришлось все делать самим, чтобы добиться нужного эффекта. Лозы, желуди и арки – эти прекрасные детали коридоров, – все это нашло отражение в платьях Люсиль».













Фантазия на тему "бараньей ноги" и шляпки гриба: Аллердэйл Холл



За материалы спасибо соо costumedesigner

@темы: фэнтези, фото, текстиль, костюмы, кино, исторические костюмы, дизайн, готика, Дель Торо, Викторианская мода, Багровый Пик

Комментарии
2016-01-16 в 13:45 

Amoq Tangerine
спасибище. ночная сорочка просто врезалась в мозг в фильме

2016-01-16 в 13:58 

Sabrie
carpe diem
Viperidae Crotalus, спасибо за статью)

2016-01-16 в 14:01 

Ангелина Темнейшство
Извращениями не страдаю, я ими наслаждаюсь! XDDD Позитивная натура для прогресса и культуры создана! "Бал вампиров"
спасибо большое!
буду рада подобным статьям по другим фильмам))

2016-01-16 в 14:05 

Viperidae Crotalus
Такий він весь тонкий, голубокровий, інтелектуальній, лінивий і йобнутий (с)
Amoq Tangerine, миу))
мне больше свадебное пальто понравилось :sunny:

Sabrie, Ангелина Темнейшство, всегда рад. но, по чести, это всего лишь копипаст из разных источников. в частности - сообщества costumedesigner в Вк :shuffle:

2016-01-16 в 15:56 

Ангелина Темнейшство
Извращениями не страдаю, я ими наслаждаюсь! XDDD Позитивная натура для прогресса и культуры создана! "Бал вампиров"
Viperidae Crotalus, все равно. несите, просвещайте )))

2016-01-16 в 21:12 

Viperidae Crotalus
Такий він весь тонкий, голубокровий, інтелектуальній, лінивий і йобнутий (с)
Ангелина Темнейшство, буду стараться)))

2016-01-16 в 21:36 

ЖИДОВСКА МОРДА
ЛДНБ
ради всего: нет профессии "художница". кейт хоули - великолепный художник по костюмам.

2016-01-19 в 16:02 

Guillermo del Toro
Спасибо вам за такое великолепие!

2016-01-20 в 09:09 

Viperidae Crotalus
Такий він весь тонкий, голубокровий, інтелектуальній, лінивий і йобнутий (с)
Guillermo del Toro, всегда рад, Мэтр))

     

Everyday Art

главная